?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Зато у нас Расул Гамзатов
wagrj
После аварской встречи вспомнил старый дагестанский националистический анекдот

У аварца спросили:
- Какая самая тупая нация на земле?
аварец подумал и ответил:
- Зато у нас есть Расул Гамзатов.

Расул для них действительно "наше всё". И по такому случаю не грех вспомнить несколько баек о нем от Георгия Данелия.

 
В шестидесятых годах Народного поэта Дагестана Расула Гамзатова избрали (назначили) членом Президиума Верховного Совета СССР (высший орган законодательной власти). Расул впервые явился на заседание этого Президиума и занял свое место за длинным столом. Вокруг стола ходили хорошенькие девушки в белых кофточках с бантиками и деликатно спрашивали у членов Президиума: «Не хотели бы вы послать телеграмму?» Расул сказал, что хочет. Взял у девушки гербовый бланк, на котором сверху, красным по белому, написано: «Правительственная телеграмма», что-то написал, отдал бланк девушке и сказал:
   — «Молнию», пожалуйста!
   Девушка быстро, почти бегом, направилась к выходу из зала заседаний.
   — Девушка! Одну секундочку! — остановил ее Председатель Президиума Анастас Иванович Микоян. — Расул Гамзатович, я думаю, товарищам интересно, кому наш любимый поэт в этот памятный день отправляет телеграмму и что он написал? Если это не секрет, конечно.
   — Не секрет. Пусть девушка прочитает.
   Девушка посмотрела в телеграмму и покраснела.
   — Дайте мне, — сказал Микоян.
   Девушка принесла ему бланк с телеграммой, и Анастас Иванович прочитал: «Дорогая фатимат! Сижу в Президиуме, а счастья нет. Расул» (фатимат — жена Расула).
   Это ему простили. Обиделись немножко, но простили.
   …На одном из заседаний после голосования Микоян сказал:
   — Товарищи, Министерство здравоохранения рекомендует через каждый час делать пятиминутную производственную гимнастику. Думаю, и нам стоит последовать этому совету. Не возражаете?
   — Возражаем, — сказал Расул.
   — Почему? — насторожился Микоян.
   — Я целый час руку поднимаю — опускаю, поднимаю — опускаю. Разве это не гимнастика?
   И это ему простили!
   Но когда на правительственном банкете в Кремле, по случаю юбилея Октябрьской революции, Расул поднял тост «За дагестанский народ, предпоследний среди равных», а на вопрос — «Как это могут быть среди равных предпоследние?» — ответил: «Последние у нас — евреи», — это ему уже простить не смогли! На него так обиделись, что даже исключили из членов Президиума. Но через какое-то время вернули, — видимо, поняли, что без Расула Гамзатова на Президиуме стало очень скучно.
   Многое из сказанного Гамзатовым стало афоризмами. Упомяну только последний:
   «Дагестанцы, берегите эти бесплодные, голые скалы, кроме них у вас ничего нет!»
 


  • 1
По поводу глубокой и взаимной любви Гамзатова и аварского народа есть одна байка: на фуршете в доме литераторов Гамзатов предлагает всем выпить, но везде встречает отказ. Наконец он обреченно вздыхает: "Никто не хочет пить. Только двое нас, пьющих, осталось - я и мой народ"))))

А как тут не вспомнить целый штат переводчиков аварского "нашего всего"? Как говорится у Брайнина,

Кто он, сей почтенный старец,
Старожил московский -
Николаевская, Мориц,
Гребнев иль Козловский?

Эту историю куда живописнее, чем я описал Веллер в "Легендах Арбата". Я лишь могу сказать, что на аварском его стихи звучат очень красиво - но сколько здесь зависит от текста, а сколько от исполнителя - судить не могу.

  • 1